Персидские кошки

Кошка приходит к человеку

Прослеживая историю домашней кошки, надо сразу оговорится, что одного строго определенного предка у нее нет. Фенотип и генотип современной домашней кошки формировались тысячелетиями, и в этом процессе участвовали разные подвиды одного и того же вида диких кошек. Они распространены в Африке, Азии и Европе. Обитая в разных климатических и природных условиях, они отличаются окрасом и структурой шерсти, есть небольшие отличия в поведении. Но представители всех подвидов благополучно скрещиваются между собой и дают плодовитое и здоровое потомство.

 

Кошки — независимые существа, знают себе цену, и логично предположить, что далекий предок домашней кошки переселился поближе к человеку самостоятельно, решив, что такое общество ему не повредит. Произошло это лишь тогда, когда люди начали вести оседлую жизнь и заниматься земледелием, оставляя часть урожая впрок.

Нам трудно представить, как жили в давние времена первые земледельцы. На крошечных участках земли, отвоеванных у леса или степи, они, при помощи примитивных приспособлений, выращивали полудикие растения. Можно себе вообразить, какие урожаи они получали с этих нолей. Л ведь собранное зерно надо было еще уберечь от сырости и грызунов, которые, из-за обилия пищи и при отсутствии естественных врагов па зернохранилищах, плодились в неимоверных количествах. И тут на помощь пришел маленький хищник, который, как оказалось, мог ловить мышей и крыс и не доставлял владельцу особых хлопот.

Возможно, впервые зверьков заметили дети. Может быть, они притащили в селение выводок очаровательных крошечных котят, с трудом державшихся на неуклюжих лапках, и вырастили в качестве живых игрушек. И лишь спустя некоторое время охотничьи трофеи подросших "игрушек" навели людей на мысль, что маленькие хищники могут пригодиться. А может быть, особо наблюдательный человек заметил, что живущий рядом зверек успешно охотится у амбара на мышей, грабящих и без того скудный урожай. Понаблюдав из укромного уголка за охотником, в один прекрасный день он вышел из дому с мешком в руке и твердым намерением раздобыть себе парочку диких котят и приучить их к дому, чтобы они расправлялись с армией грызунов-лихоимцев. А скорее всего, на долгом пути одомашнивания было и так и эдак. С тех пор прошла не одна тысяча лет. Человек и кошка прошли длинный путь вместе, и можно смело сказать, что такой тандем образовался не только потому, что так удобно человеку, — это приносит определенную выгоду и кошке, которая находит подле людей кров и еду, оставляя за собой почти полную свободу.

Самый богатый материал для исследования истории одомашнивания кошек несет древняя культура Египта. Одной из характерных особенностей египетской религии является длительное сохранение пережитков древнейших верований, восходящих к фетишизму и тотемизму.

Для египтян было обычным делом представлять своих богов в виде животных. Так, бог водной пучины Себек изображался в виде крокодила, бог мудрости и счета Тот - в виде павиана.

Не были обойдены вниманием и представители кошачьего рода-племени. Львица являлась олицетворением богини могущественной силы Сохмет, а богиню Луны, веселья, радости, плодородия, Бает, египтяне представляли в образе кошки-женщины с кошачьей головой.

При богатых дворах принято было держать львов и гепардов как символ богатства и власти, а кто не мог позволить себе такое разорительное удовольствие, заводил маленькую копию грозных хищников. Имеется даже такое предположение, что кошек сперва приручали и одомашнивали как олицетворение их могучих и импозантных родственников. Но документальные свидетельства тех времен неоднозначно говорят, что и охотничьи способности высоко ценились как в хижинах бедняков, так и во дворцах фараонов. Преступление против священного животного каралось очень сурово. Убийцу кошки .убивали насмерть камнями, а обидевшему ее человеку отрезали руку.

Центром кошачьего культа в Египте стал город Бубастис (город богини Бает, или Бастет). Именно в Бубастисе и в окрестностях древнего города Беии-Хасана расположены древнейшие кошачьи кладбища, куда со всей страны привозили кошек на захоронение безутешные владельцы. Все члены семьи в знак скорби сбривали брови и совершали погребальное паломничество в Нижний Египет.

По прибытии на место захоронения забальзамированное тело кошки отдавали в руки жрецов, которые совершали над ним сложные и дорогостоящие обряды. Пышность похорон завидела от достатка семьи: богатая семья хоронила свою любимицу в деревянных расписных саркофагах, победнее - в плетеных корзинах, а иногда тельце драгоценного животного покоилось на золотом ложе. В последний путь кошку сопровождали игрушки и кушанья, приносились жертвоприношения богине Бастет, чья золотая статуя стояла в центре храмового комплекса. Хозяева усопшего священного животного, не выполнившие по отношению к нему последний долг, покрывали себя несмываемым позором. При раскопках кошачьего кладбища в Бубастисе было обнаружено много бронзовых и керамических статуэток кошки.

Египтяне настолько любили и почитали маленьких зверь-кон, что даже объявили на них своего рода монополию. Кошек не разрешалось вывозить из страны, за это сурово наказывали, а похищенное животное стремились вернуть на родину во что бы то ни стало. Но запретный плод, как известно, сладок, и у чужеземных купцов кошки ценились на вес золота как редкие и экзотические зверьки. В Египет засылались специальные ловцы кошек, "работа" которых была связана с серьезным риском для жизни. А египтяне в свою очередь посылали лазутчиков для возвращения украденных животных.

Так или иначе, кошки появились в 5-м тысячелетии нашей эры в Греции и на Апеннинах, где найдены монеты с их изображением. В этих местах кошку долго считали признаком роскоши и содержали в домах богатых вельмож. Постепенно она вытеснила всех животных, которых человек пытался приспособить для истребления грызунов. Кого только не прочили в мышеловы... Это куницы, змеи, ласки, генетты, ихневмоны* и мангусты. В разных краях были свои кандидатуры, но только кошка выдержала испытание временем и расселилась но всем странам и континентам.

Параллельно с одомашниванием буланой кошки, в Африке, в Индии и Афганистане приручали ближайшую ее родственницу - индийскую степную кошку (Felissilvestris irani), очень схожую с современной домашней внешним видом, но другого окраса и несколько крупнее размером. Обитает она в Индии и Иране вплоть до гор Средней Азии. Есть предположение, что эти кошки были одомашнены на два тысячелетия раньше, чем африканские подвиды. Свидетельств о приручении кошки в Индии немного, но и там ее образ связан с понятиями религиозными. В индийских легендах богиня, охраняющая всех новорожденных, скачет на кошке. Поэтому дурным предзнаменованием считалось причинять малейший вред этому животному.

В Китае о кошке говорилось, что это животное похоже на маленького тигра, живет в доме и ловит мышей. Кошки упоминаются в китайских стихах и поэмах начала прошлого тысячелетия. Там в I веке нашей эры кошки уже занимались своим прямым делом - охраняли урожаи от крыс и мышей, и хотя долгое время им приписывали волшебные свойства, в первую очередь ценили именно за охотничьи качества. И уж если кошка оправдывала ожидания хозяина и добросовестно уничтожала грызунов, пожаловаться ей было не на что. Ее хорошо кормили, ухаживали и берегли как зеницу ока. Во втором веке пашей эры книгой обрядов предписывалось совершать определенные детства в честь бога Кошки в благодарность за ее заслуги перед людьми.

В истории Древней Руси о кошках упоминаний почти нет. На юге страны они появились около V века нашей эры в местах, которые имели торговые связи со странами древнего мира. После X века среда обитания животных постепенно распространилась дальше на север, хотя даже в XV веке кошка на Руси оставалась редким зверьком. И если мы можем гордиться тем, что у нас заморскую гостью не подвергали ритуальным сожжениям и не учиняли над ней судилищ, как в "просвещенной" Европе, но все же ее имя связали с массой суеверий: когда кошка умывается, люди обвиняют ее в "намывании" нежданного гостя, снится кошка к неприятностям и недоброжелателю, однако в новый дом первой впускают кошку - на счастье. До сих пор от старых людей можно услышать, что беременная женщина не должна трогать собаку, а может ласкать только кошку, которую ни в коем случае нельзя даже отстранять от себя, не говоря уже о более грубом обращении - обиженное животное может отомстить еще не рожденному младенцу, "наслать" на него уродство.

В Европе кошки обосновались приблизительно в X веке. Попали они туда в обозах римских легионеров, иногда их несли из далеких земель странствующие монахи, и поэтому первыми очагами распространения кошек были мужские и женские монастыри. В те времена они были редкими и дорогими зверьками, приносящими к тому же ощутимую практическую пользу. Жители европейских стран были благодарны любой помощи в борьбе с грызунами. Так кошки начали активно завоевывать новые территории, попутно скрещиваясь с местной разновидностью дикой кошки - европейской лесной (Felis silvestris). Этот вид был распространен от Испании до Урала и от Прибалтики до Турции. В Европе лесных кошек никто не приручал, поскольку эти животные ведут очень скрытный сумеречно-ночной образ жизни и имеют слишком несговорчивый характер. При угрозе для жизни ей или ее потомству проявляет такую свирепость, что может нанести серьезные увечья противнику, который намного сильнее и больше ее. Котята дикой кошки, воспитанные с детства в неволе, так и не становятся до конца ручными. Европейская кошка одета в коричневую шубку с ярко-желтым подшерстком, по хребту идет черная полоса, на боках яркие тигровицы, мочка носа темно-розовая, хвост пушистый, с несколькими черными кольцами.

Лесная европейская кошка легко скрещивается с домашней и дает плодовитое потомство. Добавление крови дикого лесного сородича для домашней кошки не прошло бесследно, она начала приобретать более привычный для нашего глаза вид: стала массивней, шерсть - длиннее и гуще, что немаловажно для бывшей обитательницы жарких стран, попавшей в более суровый климат Западной Европы.

Идет и обратный процесс - к диким кошкам приливается кровь домашних и их популяции терпят изменения. Некоторое время даже считалось, что истинно лесных кошек уже не осталось, а есть только гибриды с домашней кошкой. Однако и 70-х годах Львовским университетом был проведен анализ черепов добытых зверей, который показал, что среднее количество "чистокровных" лесных кошек составляет во французских и Швейцарских Альпах - 44,1%, в Венгрии 61,6%, в Германии - 63,1%, в Шотландии - 66,1%, в Польше - 63%, в Украинских Карпатах - около 80%. На основании этих цифр можно утверждать, что карпатская популяция диких лесных кошек сохранила чистоту подвида.

В Европе отношение к кошке в разные времена было неоднозначным. Сначала ее холили как редкое животное, тем более что в 141 годе необычайно расплодились крысы, и только появление кошки помогло справиться с их полчищами.

Кошки быстро освоили европейские земли, почти везде находя радушный прием благодаря своим охотничьим способностям. Но их благоденствие было недолгим, и если во времена Рима они были объектом поклонения, то позднее они перешли в разряд сатанинских животных.

В средние века католическая церковь прочно связала кошек с нечистой силой. Инквизиторы для укрепления веры в заблудших душах людей находили все новых и новых поборников дьявола, которых пытали и приговаривали к страшным мукам. Кошки на свою беду обратили на себя внимание святой инквизиции подозрительным и нечестивым поведением: прогулками по ночам в одиночестве, душераздирающими концертами, светящимися во тьме глазами. Это указывало на прямую связь с нечистым, и церковь взялась за дело. Кошек пытали и сжигали вместе с хозяевами, сбрасывали с колоколен. Объявив перевоплощенными ведьмами, судили и приговаривали к различным казням. Сейчас даже страшно представить, сколько людей было казнено из-за того, что они имели "подозрительную" кошку, и сколько кошек поплатилось жизнью из-за своей привязанности к хозяину, которого церковь посчитала еретиком и слугой дьявола.

Во время семилетнего процесса над орденом Тамплиеров, рыцарей, наряду с другими преступлениями против веры, под пытками заставляли признаваться, что они поклонялись идолу столовой кошки. Женщин, особенно одиноких, обвиняли в колдовстве, судили, требуя признаться, как по ночам они в кошачьем обличье собираются на шабаш, чтобы творить под покровом темноты свои гнусные колдовские дела. Рядом с изображениями ведьм того времени нередко можно было увидеть черную кошку. Двойное коварство кошки заключалось в том, что она могла быть как сообщницей колдуньи, так и самой ведьмой, принявшей кошачье обличье. Особенно доставалось черным котам, изредка к ним присоединяли и белых. И если не было под рукой человека, обвиненного в ворожбе или дружбе с дьяволом, .иезуиты всегда могли свершить правосудие над кошкой, обвинив ее в том же самом и доставив удовольствие толпе, жадной до кровавых зрелищ.

Джеймс Джордж Фрэзер в книге "Золотая ветвь" подверг Глубокому исследованию обряды и верования многих пародов, есть у него и упоминания о кошках. Он пишет, что жестокие ритуалы над кошками в Европе обычно подгадывали к какому-нибудь празднику. В день летнего солнцестояния парижане на Гревской площади сжигали кошек живьем, подвешивая их в корзинах, бочках пли мешках на высокой мачте, установленной и середине костра. На угли и золу от этого костра был большой сирое, считалось, что они приносят счастье. Даже августейшие Особы в средние века не чурались подобных развлечений, а в 1648 году Людовик XIV собственноручно разжег огонь под несчастными животными, после чего в венке из роз танцевал вокруг костра. В Меце летние костры зажигались с большой ненавистью, в них полагалось сжигать не больше и не меньше дюжины живых кошек, заключенных в плетеные клетки.

Иногда животных бросали в костры, раскладываемые на масленой неделе или на пасху. В Арденнах (Франция) кошек сжигали на кострах в первое воскресение поста. Существовал и более жестокий обычай. Животных подвешивали над костром на конце шеста и поджаривали живьем. Под вопли несчастных созданий пастухи заставляли скот прыгать через огонь, что считалось надежным средством против болезней и козней ведьм. А сами сжигаемые животные "считались подпавшими под чары колдовства или же были настоящими ведьмами и колдунами, которые превратились в животных для выполнения своих дьявольских замыслов, направленных против рода человеческого".

Во Франции крестьяне считали, что дух плодородия, которого еще называли "дух хлеба", может принимать обличие кошки. Маленьких детей даже пугали "хлебным котом", который мог прийти и забрать их у родителей. В некоторых районах такой титул ничем не грозил живым кошкам. Какого-нибудь кота перед началом жатвы украшали лентами, цветами и колосьями. В его обязанности входило вылизывание ран, которые могли получить во время работы жнецы. Окончание уборки урожая знаменовалось весельем и танцами, при этом кота опять убирали лентами и цветами, а после окончания праздника с него торжественно снимали пышный наряд.

Но далеко не всегда воплощение в ней хлебного духа сходило кошке "с лап". Жители города Амьен, закапчивая жатву, говорили, что "коту скоро конец". После того как был сжат последний сноп, крестьяне убивали кота. А в некоторых районах во время молотьбы несчастное животное клали под последнюю охапку зерна и забивали насмерть ценами, после чего в деревне устраивался праздник, на котором этого кота подавали к столу в жареном виде.

В доброй старой Англии черная кошка считалась приносящей счастье, и чтобы оградить домочадцев и скот от болезней и сглаза, под порог дома зарывали трупик кошки. Кошек замуровывали в стенах замков, вкладывая им в пасть тушку крысы или мыши для острастки грызунов.

Позы некоторых таких находок говорят о том, что животные было замуровано живьем. При разборке одной из стен лондонского Тауэра была найдена мумия кошки 300-летней давности.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить